Бонус до 5000 Бонус до 5000

Дональд Серроне и «Лучшая работа в мире»

24347
8 минут
Дональд Серроне и «Лучшая работа в мире»

Примечание редактора. За свою долгую, можно сказать, бесконечную карьеру Дональд Серроне доказал, что является отличным бойцом. На его счету огромное количество рекордов и поединков, которые можно пересматривать снова и снова. Но знали ли вы, что «Ковбой» умеет не только выбивать из соперников дух, но и очень интересно излагать свои мысли? Ниже статья, в которой Дональд рассказывает о том, чем же для него является спорт, в котором он достиг таких высот.

Есть кое-что, чего большинство людей не понимают в ММА. Возможно, это и не «работа» в общепринятом смысле слова, но если ты хочешь быть здесь успешным, то придется относиться к единоборствам именно так.

Как и на любой другой работе, тебе приходиться развивать целый набор навыков. Когда ММА только появилось, люди думали: «Уф, это ведь просто человеческие петушиные бои или что-то, типа того». Но я всегда подчеркиваю, что мы такие же профессиональные спортсмены, как и другие. Люди не понимают, как много труда вкладывается в развитие. Как много часов нужно, чтобы в совершенстве овладеть джиу-джитсу, борьбой, дзюдо, боксом и кикбоксингом. Есть множество разных уровней и слоев, которые мне необходимо преодолеть. Есть дни, когда тебе не хочется тренироваться, когда ты чувствуешь себя больным и усталым. Но когда я просыпаюсь с такими мыслями, то сразу говорю себе: «Что это еще значит, ты не хочешь идти в зал? Тебе лучше заставить себя отправиться туда, а не то придется напялить на себя галстук и идти на работу, как обычному человеку!». Я люблю ММА, и нет ничего другого, чем я предпочел бы заниматься. Ах, да! Бои – это кровавый спорт. И люди только начинают осознавать, что мы не просто пьянь, которая зарубается на заднем дворе бара, мы настоящие спортсмены.

Когда я был моложе, я искал неприятности. Это то, чем мы с друзьями занимались. На улице ночь пятницы или субботы, значит, я участвую в драке. Для того чтобы завязать потасовку, не нужно было много времени. Ты идешь к своей машине, а я ору тебе что-нибудь из разряда «Ты чёёёёё??!!». Бам! Все происходило внезапно, я всегда стремился к этому. Без разницы, заполучу ли я женщину или меня опрокинут. Хорошее было время, но я был настоящим еб@#ько.

Blake Griffin trains with Donald "Cowboy" Cerrone on September 22, 2015 in Redondo Beach, Ca. (Photo by Jed Jacobsohn/The Players Tribune)

Я также не имел никаких целей в жизни и мне просто необходимо было найти что-то, в чём я хорош. Некоторое время я участвовал в родео, что, кстати, также приводило к множеству драк (ох уж эти поехавшие ковбои!). А потом мой друг Майк предложил пойти с ним в зал, где он тренировал кикбоксинг. Реакция была примерно такой: «Кикбосксинг? Да что, черт возьми, это вообще такое?» Но я сходил и мне понравилось. Достаточно скоро, я уже вписывался на любые турниры при первой возможности. Бывали бои, которые я принимал, чуть ли не в последнюю минуту, где бы они ни проходили, лишь бы повидать мир. Я дрался в Японии, в Африке. Я добрался до рекорда 28-0 с 18 нокаутами в первом раунде, так что, на мой взгляд, я был достаточно хорош в этом деле. Однако нельзя было сказать, что я зарабатывал много денег. Обычно 300 или 500 долларов за бой, 1500 баксов – был самым большим гонораром. Если честно, на перелет для приятелей, я тратил больше денег, чем поднимал на боях.

Потом, в 2006 организация из Денвера под названием Ring of Fire предложила мне 5000 $ за бой по правилам ММА. Оооо, ДА! Я вообще не соображал, что делаю, но все же выиграл в первом раунде. Через тринадцать дней я уже участвовал на другом турнире Ring of Fire. На этот раз побед был во втором раунде. Я был все еще непобежден после шести или семи боев и был в том возрасте, когда уже необходимо понять, чем ты собираешься заниматься. Я сказал своему деду, что разберусь с этим вопросом за год. Но не прошло и пары недель, как я наткнулся на зал, где проходили пробы для шоу «Tapout» (ТВ-шоу по поиску талантов, выходившее в 2007-2008 годах, прим.). Меня не приглашали, я просто зашел потренить и вообще не понимал, что происходит. Однако меня выбрали в качестве героя для одного из эпизодов, и на шоу я познакомился с Ридом Харрисом, который как раз запускал World Extreme Cagefighting. Я подписался к нему, и после этого моя карьера рванула с места в карьер. А ведь если бы этого всего не случилось, но мне бы просто пришлось устроиться на «настоящую работу».

Blake Griffin trains with Donald "Cowboy" Cerrone on September 22, 2015 in Redondo Beach, Ca. (Photo by Jed Jacobsohn/The Players Tribune)

Большинство людей вероятно предполагают, что каждый бой для меня – личное дело. Нет, это не так. Я привык изображать из себя взбешенного, но когда я контролирую себя, то дерусь на порядок умнее. Когда во время боя ты идешь на поводу у ярости, то совершаешь глупые ошибки. Во всех фильмах о боевых искусствах есть это великий учитель, который говорит: «Не дерись в гневе». Так вот, это реальная жизнь, мужики. Если ты игнорируешь это, то совершаешь ошибку, и твою задницу обязательно надерут.

Я выучил этот урок самым жестким способом с бою с Нейтом Диазом в 2011 году. Я дрался с ним, потеряв контроль. Он бесил меня и всегда был готов что-нибудь сказануть. Я слишком сильно старался в том бою, и он сделал меня по очкам. Теперь же я не позволяю подобному дерьму влиять на меня. Я могу выйти на бой, подраться, а потом пойти поужинать вместе с моим соперником. Тут нет ничего личного. И, опять же, это моя работа.

Видимо люди также считают, что бойцы ММА становятся невосприимчивы к боли. Если честно, ты никогда не сможешь к ней привыкнуть. Не поймите меня неправильно, чтобы заниматься этим делом, тебе нужно быть жёстким сукиным сыном. Но я чувствую боль, каждый раз. Каждый мой удар ногой наносит ущерб не только сопернику. Ты бьешь меня, потрясаешь меня, и я обязательно это прочувствую.

К счастью, в этот момент дурь также покидает мой мозг. Ты можешь избивать кого-нибудь целый день напролет, без проблем. Но получать удары? В этот момент в твоей голове происходит реакция «борьбы или бегства» (медицинский термин, реакция организма в режиме чрезвычайной ситуации, прим.) и лучше бы ответ был из серии «Погнали, ублюдок!» Иногда во время бою в моей голове блуждают буквально безумные мысли. Если бы кто-то их услышал, то меня бы, скорее всего, где-нибудь заперли. Меня потрясли, но вместо того, чтобы уйти в блок, я начинаю бить в ответку. Или, например, вы ловите меня на армбар и есть участок моего мозга, который говорит продолжать давить. Это ведь чертово безумие!

Всё, чего я хочу после схватки, это добыть немного еды, добраться до своего фургона и отдохнуть, потому что бой убивает твое тело. Мои лодыжки и колени обычно болят еще 3-4 дня. Как-то меня ударили прямо в глотку и прошло около двух недель, прежде, чем я пришел в норму. Я всегда говорю всем, что в клетке не происходит ничего, с чем не смогут справиться пять или шесть рюмок Джека Дэниэлса, но боль, которая приходит после поединка, заставляет частенько тестить этот напиток.

Blake Griffin trains with Donald "Cowboy" Cerrone on September 22, 2015 in Redondo Beach, Ca. (Photo by Jed Jacobsohn/The Players Tribune)

Вот вам самый большой секрет о бойцах ММА: мы просто усиленное отражение внутреннего мира каждого обычного человека.

Бои были всегда, еще до начала нашей эры. Они укоренились очень глубоко в каждом. Если бы мы не начали задумываться о том, что хорошо, а что плохо, что достойно презрения, то, я думаю, люди бы до сих пор решали большинство своих проблем в драке. Думаю, что бой в какой-то степени живет в каждом из нас, а ММА показывает то, что каждый чувствует глубоко внутри. Тут ты выбираешь биться или сдаться, выбираешь какую сторону монетки выбрать, сторону жизни или смерти.

И, в конце концов, люди любят насилие. Дана Уайт сказал об этом лучшим образом. Если вы встанете в центр площадки, где в одном углу будут играть в хоккей, в другом в баскетбол, в третьем в бейсбол, а в последнем будут драться, то все повернутся в сторону драки. Это то, что мы любим, без разницы, принимаете вы это или нет.

Blake Griffin trains with Donald "Cowboy" Cerrone on September 22, 2015 in Redondo Beach, Ca. (Photo by Jed Jacobsohn/The Players Tribune)

Однако есть кое-что, в чем я немного отличаюсь от остальных. Думаю, моя порода постепенно отмирает. Я настоящий боец. Вы помните, когда появились эти карточки POG (речь о сотках, да-да, о тех самых сотках)? Каждому просто обязан был иметь их. Сейчас ММА становится похожей прихотью. Я вижу таких парней в залах. Сейчас многие спортсмены пытаются стать бойцами. Я имею ввиду, что они могут быть круты в Джиу-Джитсу или борьбе, но они гнутся, когда дело доходит до ударов. А это именно то, где я извлекаю максимум выгоды. Не могу говорить за всех, но для меня опции «сдаться» не существует. Никогда. Ни хрена не дождетесь. Если бы мы устроили уличный замес, и вас бы было семеро, а я один, то вам все равно пришлось бы буквально прикончить меня, чтобы остановить.

Все любят примерять на себя роль жестких альфа-самцов. Вот почему люди любят смотреть ММА, почему они ассоциируют себя бойцами, а некоторые даже пытаются ими стать. Однако большинство парней хотят быть волчарами до того самого момента, когда нужно становиться волчарой. А потом они начинают колебаться, понимаете, о чем я?

Это странно. Я действительно хорош в избивании других людей. Черт, это вообще единственная вещь, в которой я хорош. Я просто люблю драться. Я мечтаю об этом. Бой в октагоне это просто то, чего я хочу.

Против кого угодно. Где угодно. В любое время.


Автор: Иван Синютин
Бонус до 5000